(Русский) 10 минут с Дмитрием Чубашенко. Партии войны против «Нашей партии». 5 февраля 2019 года

Din păcate acest articol este disponibil doar în Русский. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

И социалистов, и блок ACUM объединяет то, что они вместе резко выступают против тех, кто пытается призывать к миру, предложить обществу идею, способную объединить людей – идею общей борьбы с ворами. Им не нужен мир. Для них политическая война — мать родная.

В январе, когда мы с инициативной группой собирали подписи за регистрацию меня в качестве кандидата в депутаты по округу 28 на Рышкановке и Старой Почте, и сейчас, когда мы разносим людям нашу газету, общаемся с ними в их домах, приходится сталкиваться с одним очень неприятным явлением. Попросил у кого-то подписаться за регистрацию, или вручил кому-то газету и спрашиваешь, а кто соседи. Ответ порой удивляет – «русские» или, наоборот – «румыны». И воочию видишь, что раскол в молдавском обществе проходит даже по лестничным площадкам, между соседями. Виноваты в этом политики.

Все время, сколько существует Республика Молдова, лидеры ведущих партий сеяли между нами вражду, настраивали друг против друга. Сначала нас рассорили из-за того, что говорим на разных языках. Затем из-за того, что кто-то считает себя молдаванином, а кто-то румыном, кто-то русским, а кто-то украинцем, а еще кто-то — гагаузом, болгарином или другой национальности. А в последние годы настраивают друг против друга, затеяв так называемую войну интеграций.

Две партии войны – с одной стороны, Партия социалистов, а с другой, избирательный блок ACUM – вступили между собой в схватку и на этих выборах в парламент. Их лидеры уже не могут остановиться и протянуть друг другу руки. Но главное, что эта война выгодна известному Кукловоду, захватившему молдавское государство. В этой войне он не позволит взять верх никому, будет и дальше разводить нас по разные стороны баррикады, и пока мы воюем друг с другом, захватившее власть ворьё будет и дальше бесконтрольно грабить страну и эксплуатировать наш нищающий народ.

И социалистов, и блок ACUM объединяет то, что они вместе резко выступают против тех, кто пытается призывать к миру, предложить обществу идею, способную объединить людей – идею общей борьбы с ворами. Им не нужен мир. Для них политическая война — мать родная.

И социалисты, и блок ACUM вместе нападают на «Нашу партию». Наше участие в выборах раздражает и тех, и других. Они убеждены в том, что у них монополия, копирайт на тот или иной сегмент электората — условно провосточный/промолдавский/пророссийский или условно прозападный/проевропейский/унионистский.

Они очень комфортно чувствуют себя по разные стороны баррикады, глядя друг на друга сквозь прорезь прицела. У них получилось сыграть на геополитике на парламентских выборах в 2014 году, на президентских в 2016 году, и они хотят повторить этот трюк и в 2019 году. А тут, оказывается, появилась третья сила, «Наша партия», которая призывает положить конец этому геополитическому безумию и связанному с ним гражданскому противостоянию, примирить наше общество, и начать вместе решать главную проблему — освобождения Молдовы от захватившего ее олигархического, антидемократического режима.

В 2015-2016 годах во время общих протестов самых разных политических сил появилась надежда, что удастся перешагнуть через разделение нашего общества. Тогда люди объединились против преступного режима, забыв о геополитических предпочтениях, национальности и языке протестовавших. К сожалению, это продолжалось недолго. Режиму удалось вновь развести людей по разные стороны, противопоставить условно «левых», «провосточных», условно «правым», «прозападным», и продолжить ловить свою коррупционную рыбку в этой мутной воде гражданского противостояния.

Два лагеря войны — социалисты и ACUM, – обслуживающие их средства массовой информации и якобы «независимые» эксперты, пытаются гнобить «Нашу партию» только за то, что она не хочет участвовать в их войне ни на чьей стороне. И те, и другие говорят, что мы им мешаем. Если бы они были танцорами, мы бы знали, что им мешает. Но как могут одни политические партии утверждать, что в государстве, в котором политический плюрализм узаконен в Конституции, им мешают другие официально зарегистрированные партии, законно участвующие в политической жизни страны, в том числе в парламентских выборах? Ответ простой: они закостенели в своей матрице противостояния, и уже не способны вылезти из своего окопа.
Сторонники и социалистов, и ACUM имеют наглость утверждать, что «Наша партия» и ее кандидаты в одномандатных округах должны сняться с выборов, чтобы им не мешать. Социалистам очень понравилось въезжать в рай за счет снятия партии Ренато Усатого с парламентских выборов в 2014 году и недопущения самого Усатого к выборам президента в 2016 году. «Правые» восприняли как само собой разумеющееся неучастие кандидата «Нашей партии» в выборах генерального примара Кишинева в 2018 году, хотя неизвестно, прошел бы вообще Андрей Нэстасе во второй тур, если бы такой кандидат от НП пошел на выборы.

Мы никому ничего не должны, кроме избирателей. Мы ничего не должны социалистам, которые представляют из себя партию системной, прикормленной оппозиции в системе захваченного государства. Мы ничего не должны и так называемым «правым», тем более после того, как платформа DA полностью «легла» под Санду, и по ее требованию 20 ноября 2017 года подписала протокол о сотрудничестве с PAS, в котором узаконен отказ от сотрудничества с «Нашей партией». Для начала отмените этот пункт, а потом выступайте с вашими абсурдными претензиями. Надо иметь хоть каплю совести.

Два месяца назад я посвятил отдельную передачу «10 минут с Дмитрием Чубашенко» тому, почему нельзя голосовать за Санду. Вот что я тогда говорил:

«Между Санду и Канду как политиками разницы меньше, чем в написании их фамилий. Борьба между ними — это борьба внутри одного политического вида. Оба — патентованные русофобы. Вместе выступают за евроатлантическую интеграцию, что предполагает отказ от нейтралитета и вступление в НАТО.

Оба не скрывают своих унионистских убеждений. Пока, в силу исторических обстоятельств и региональной конъюнктуры, они вынуждены заниматься политикой в рамках Республики Молдова, которую они считают «вторым румынским государством», но если обстоятельства сложатся по-другому, при первой же возможности вместе проголосуют за «унирю», которую они всеми силами приближают, как могут.

Оба исповедуют оголтелый, дикий либерализм в экономике и социальный дарвинизм в таких сферах, как образование, здравоохранение, пенсионное обеспечение. На пару готовы отдать иностранцам последние еще остающиеся во владении Молдовы ресурсы — землю, банки, предприятия.

Вся разница между ними заключается в том, что у Канду есть нанаш по фамилии Плахотнюк, про которого говорят, что он захватил все государственные институты в Молдове, а Санду обещает эти институты освободить и сделать функциональными.

Один как бы запачкан соучастием в захвате государства, а вторая как бы чистенькая, с этим захватом борющаяся. Но цели и курс у них все равно общий, разве что средства могут отличаться.

Если нынешний режим стрижет захваченное государство в своих мафиозных интересах, то Санду передаст эту привилегию внешним управляющим. Она продолжит убивать Молдову последовательно и эффективно, может быть, делая это не так прямолинейно и вульгарно, не по-гангстерски, как нынешние власть предержащие, а прикрываясь красивыми словами про «принципы и ценности», идейно и системно, как ее научили в международных финансовых организациях. Но суть такого курса — на кладбище истории — от этого не изменится.

По своему менталитету Санду очень ригидный, негибкий политик, который не только не способен объединить расколотое молдавское общество, но напротив, работает на то, чтобы еще сильнее забетонировать этот раскол. По-другому она не может.

У нее тоталитарное мышление и сектантское сознание: только наша политическая секта права, кто хочет иметь с нами дело, должны присоединиться к нашей секте, а мы еще посмотрим, пустить их к себе или не пустить, а кто не согласен, с теми мы иметь дело не намерены.

Такой эгоистичный, изоляционистский подход превращает партию Санду в маргинальную политическую силу. Она сама себя загнала в это узкое политическое гетто, из которого уже не хочет, да и не может вести диалог со всем обществом».

То, как формировался предвыборный список ACUM, только подтвердило эти оценки. Тон в этом списке задают ксенофобы и унионисты. К сожалению, в блоке ACUM их удельный вес зашкаливает, особенно в той компоненте блока, которая связана с PAS и Санду.

В прошлом году один из якобы «независимых» экспертов, которые на самом деле, практически поголовно поддерживают так называемых «правых», «проевропейцев», и существуют, по большей части, на гранты западных правительств, и которые, кстати, сегодня, в ходе избирательной кампании, уже даже не пытаются изображать из себя объективных экспертов и открыто агитируют за Санду, сказал мне: «Никто не способен так эффективно, как ваша партия, опускать социалистов, потому что вы тоже левые, пророссийские, и вам больше, чем нам, верят, когда вы бьете социалистов. А борьбу с Плахотнюком оставьте нам».

Меня такой откровенный цинизм удивил: вы там опускайте социалистов, а Плахотнюка у власти должны сменить мы, вы там воюйте в поле, а сливки будем снимать мы в наших штабах. Мы не собираемся таскать каштаны из огня для кого бы то ни было: ни для так называемых «правых», критикуя так называемых «левых», ни наоборот.

У нас своя повестка дня, и мы сами решаем, что нам делать. Тем более, мы не собираемся участвовать в чужих войнах, от которых выигрыват только Плахотнюк.

Конечно, проще воевать друг с другом. Есть наша группировка, и есть враг, который должен быть уничтожен. Но в том-то и беда, что победу в этой войне не может одержать никто, а проигрываем мы все. Если кого-то и уничтожают в этой войне, то только само молдавское государство.

Граждане Молдовы не должны воевать друг с другом. Пора понять, что нас никто и нигде не ждет — ни на Западе, ни на Востоке. Никто не придет в Молдову решать за нас наши проблемы.

Мы должны не бить друг друга, а объединиться, чтобы бить общего врага. Если, конечно, мы хотим жить в правовом государстве, где все равны перед Законом, а не прозябать и дальше в мафиозной системе, где уничтожена Конституция, где государству наплевать на людей, потому что для тех, кто захватил власть, человеческая жизнь ничего не стоит.

«Наша партия» с теми, кто согласен с лозунгом «Мир гражданам, война ворам!». А таких людей, несомненно, большинство. И мешают этому большинству как раз те, кто не хочет, чтобы наше общество примирилось и сообща призвало к ответу зарвавшееся ворьё. Всем нам пора это однажды понять и объединиться для решения общих проблем.