(Русский) 10 минут с Дмитрием Чубашенко. Захваченное государство. 6 ноября 2018 года

Din păcate acest articol este disponibil doar în Русский. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Куклы не могут критиковать Кукловода – сегодня для молдавской политической жизни это непреложный закон.

Здравствуйте, дорогие друзья!

После выхода первой, вводной, мини-передачи «10 минут с Дмитрием Чубашенко» зрители спрашивают, почему не очень хорошее качество картинки и звука. Дело в том, что я записываюсь на обычный айфон, поэтому не обессудьте. В Молдове, чтобы иметь возможность выступать на рейтинговом телеканале с профессиональной техникой, надо быть олигархом или подконтрольным ему политиком. Вот об этом мы сегодня и поговорим — о Молдове, захваченной олигархическими интересами.

Нашу страну часто называют «захваченным государством». А в последнее время некоторые западные послы в беседах «не для печати» используют еще более уничижительный термин – «мафиозное государство».

Что это означает? Если захвачено – кто захватчик? Если мафиозное – кто «крестный отец»? Можно ли освободить – а если можно, то как? – государство от захватчика и очистить его от мафии?

Первыми – надо отдать им должное – о Молдове как о захваченном государстве заговорили коммунисты. Еще в ноябре 2012 года ПКРМ провела конференцию, тема которой так и звучала – «Республика Молдова – захваченное государство».

На международном — не просто экспертном, но и политическом уровне – Молдову назвали «захваченным государством» в августе 2015 года. Тогда генеральный секретарь Совета Европы Турбьёрн Ягланд опубликовал в «Нью-Йорк Таймс» редакционную статью, озаглавленную «Отодвиньте Молдову от края пропасти».

В той статье Ягланд писал:

«Несмотря на годы разочарований, многие молдаване по-прежнему сохраняют большие амбиции в отношении своей страны. Они утверждают, что, освобожденная от коррупции, она может быть трансформирована. Но прежде всего, это захваченное государство должно быть возвращено его гражданам».

«Это ЗАХВАЧЕННОЕ государство ДОЛЖНО БЫТЬ возвращено ЕГО ГРАЖДАНАМ». То есть сегодня оно принадлежит не гражданам, а кому-то другому — тому, кто его захватил.

Недавно, в октябре, Комитет по международным делам Европейского Парламента утвердил проект очень жесткой резолюции по Молдове, в котором она называется «государством, захваченном олигархическими интересами». На следующей неделе, 13-14 ноября, этот проект должен быть обсужден и проголосован на пленарном заседании Европарламента. Если в финальной резолюции сохранится формулировка Комитета по международным делам, это будет первый случай, когда Молдова признается «захваченным государством» в официальном документе такого авторитетного международного института, как Европейский Парламент.

* * *

Так кем же захвачена Молдова? Кто этот злодей?

В общественном сознании прочно утвердилось представление о том, что реальным руководителем государства является не премьер-министр, не спикер парламента, не депутаты с министрами, не президент и не судьи Конституционного Суда, а один-единственный человек, который стоит над всеми легальными государственными институтами и управляет ими со стороны, из тени – председатель Демократической партии, координатор правящей коалиции Владимир Плахотнюк.

Еще в 2011 году бывший премьер-министр Влад Филат заявил, что в Молдове всем заправляет «Кукловод» и назвал имя этого молдавского «Карабаса-Барабаса» — Плахотнюк.

В ноябре 2017 года в опросе «Барометр общественного мнения» прозвучал вопрос: «Кого вы считаете самым коррумпированным политиком в Молдове?». 49 процентов респондентов затруднились ответить на него, но 32,6 процента отдали пальму первенства Плахотнюку. Занявшие второе и третье места президент Додон (4,9 процента) и уже посаженный в тюрьму Филат (2,6 процента) — просто невинные овечки по сравнению с Плахотнюком.

Согласно этому же опросу, 86,2 процента не верят в то, что Молдова управляется волей народа. То есть, фактически, 9 из 10 граждан не верят в то, что у нас есть демократия. С тем, что она в Молдове все-таки существует, согласны всего 7,2 процента. Трое из четырех опрошенных не верят в свободные и корректные выборы в Молдове, и только один из шести в такие выборы все же верит. В этом же опросе трое из пяти респондентов согласились с тем, что в Молдове все сильнее проявлятся тенденция к установлению тоталитарного режима, при котором вся власть находится в руках одного человека.

Сам Плахотнюк упорно отвергает обвинения в том, что это он захватил Молдову. Недавно он даже добился решения Высшей судебной палаты, которое запрещает обзывать всякими неприятными эпитетами вроде «гангстер», «мафиозник», «сутенер» и тому подобное. Поскольку существует презумпция невиновности, мы, действительно, не можем прямо говорить, что Плахотнюк — это преступник, или гангстер, или мафиозник, или вор, или мошенник, или душегуб, или сутенер, или еще что-то в этом роде.

Но кукловодом его называть вполне можно. Кукловод – это не оскорбление. Это даже комплимент. Любезность. Ты — кукловод, другие — куклы. Ты дергаешь за ниточки — куклы разыгрывают спектакль. Твой спектакль. Разве это не тешит твое тщеславие?

* * *

Что означает захваченный характер государства для самого этого государства и для большинства его граждан? Это означает то, что сегодня, по состоянию на конец 2018 года, молдавское государство не способно к проведению целенаправленных политик в любой сфере жизни общества – не только в экономике, юстиции, но и в образовании, культуре, науке, здравоохранении, внешней политики и так далее.

Государство, захваченное режимом лидера ДПМ, способно эффективно обслуживать, в первую очередь, интересы самого олигарха и членов его клана.

А также, во вторую очередь, интересы достаточно многочисленной когорты прислужников клана из рядов прокурорской среды, судейского корпуса, руководства полиции и других правоохранительных органов и, конечно, депутатов, министров и других госслужащих, а также иностранных лоббистов.

Плюс содержать, с позволения сказать, «интеллектуальную» обслугу режима — экспертов, журналистов, блоггеров, троллей и прочих плахоботов.

В систему захваченного государства, созданную через подкуп, коррупцию, запугивание и шантаж, входят практически все институты власти – парламент, правительство, Конституционный суд, прокуратура, суды общей юрисдикции, большинство — 700 из 900 примэрий, и прочая, и прочая, и прочая.

В неё же входит и так называемая системная оппозиция в лице социалистов Додона, шоровцев, проевропейских лянковцев, унионистов Шалару. Такой «оппозиции» разрешено критиковать партию власти ДПМ, разглагольствовать о «борьбе с олигАРХАМИ», именно так, во множественном числе, как будто у нас олигархов больше, чем один. Но категорически запрещено критиковать самого Плахотнюка и говорить о захваченном государстве. За прилежное исполнение своих партий фейковой «оппозиции» созданы тепличные условия для политической деятельности в рамках системы захваченного государства.

Куклы не могут критиковать Кукловода – сегодня для молдавской политической жизни это непреложный закон.

Сложившаяся в Молдове порочная система не имеет ничего общего ни с конституционностью, ни с правовым государством, ни с демократией. Пока она существует, в Молдове будут продолжаться процессы деградации. Ни о каком развитии нельзя будет говорить всерьёз. Эту систему необходимо сломать.

Можно ли этого добиться в принципе, а если можно, то как? Об этом мы еще не раз будем говорить в передаче «10 минут с Дмитрием Чубашенко».