(Русский) Додон о провале на выборах: голос обиженного слабака из плахотнюковской клетки

Din păcate acest articol este disponibil doar în Русский. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Комментируя свой провал на выборах примаров Кишинева и Бельц, президент, лидер Партии социалистов Игорь Додон сорвался, опустился до уровеня, недостойного главы государства (а он ведь все-таки считает себя таковым), не мог скрыть обиду и продемонстрировал открытую слабость. Это был голос обиженного, фрустрированного слабака.

В провале социалистов на выборах у Додона виноваты все – Усатый, Нэстасе, жители кишиневских пригородов, но только не он сам. При этом Додон ни словом ни обмолвился о своем собственном участии в тандеме с самым ненавидимым политиком Молдовы – Плахотнюком. Если Додон не в состоянии понять и почувствовать, что прошедшее голосование было протестным, и протестовали люди против режима Плахотнюка, частью которого стал Додон, то у него серьезные проблемы с мыслительными способностями, а также со зрением, слухом и нюхом, или он просто лукавит. Если бы Додон не искал причину своего провала вовне, а посмотрел бы на себя в зеркало, и увидел у себя за спиной тень Плахотнюка, из которой он не в состоянии выйти, он бы понял, что это и есть главная причина его провала. Но Додон продолжает сидеть в комфортной для него плахотнюковской клетке, дрожа от страха, боится повысить голос на хозяина, но зато исправно гавкакает на посторонних.

Чем искать на стороне виновных в своем закономерном провале, Додон лучше бы попытался, пусть и в одиннадцатый час, разорвать длинную цепь истории своего сотрудничества с Плахотнюком. Вот лишь некоторые звенья этой цепи: предательство Партии коммунистов, голосование за президента Тимофти, избрание генерального прокурора, назначение послов, судей, руководителей агентств и госкомпаний (НАРЭ, «Молдова-газ» и т.п.), голосование за «смешанную систему», продвижение Сильви Раду в и.о. генпримара Кишинева, голосование с демократами в Бельцком муниципальном совете против «Нашей партии», отказ выполнять президентскую присягу в части защиты прав человека (Григорий Петренко с товарищами, Анна Урсаки, Ренато Усатый, Юрий Болбочану, Юрий Рошка и многие другие политики, бизнесмены и активисты, преследуемые режимом Плахотнюка до сих пор ждут, и никак не дождутся, хотя бы вербальной поддержки от президента).

Объяснение Додоном своего провала на выборах – это не просто голос обиженного слабака. Это еще и голос из плахотнюковской клетки. Но, странным образом, этот голос еще и очень наглый.

Додон с социалистами привыкли въезжать в политический рай на чужом горбу. В 2014 г. ПСРМ получила больше всего мест в парламенте благодаря незаконному снятию с выборов партии Усатого. В 2016 г. Додон стал президентом благодаря незаконному повышению возрастного ценза для кандидата в президенты, из-за чего в выборах не смог участвовать Усатый, и благодаря поддержке со стороны «Нашей партии» во втором туре. Внутри Молдовы режим Плахотнюка создал тепличные условия своему подопечному президенту. За рубежом Додона почему-то продолжают считать полноценным президентом и все еще снабжают его фотографиями для Фейсбука, где он, в основном, и президентствует. Но на прошедших выборах политическая халява закончилась, и выяснилось, что социалисты, привыкшие получать все на дармовщину, не способны побеждать в условиях честной и жесткой борьбы. Это еще один мотив для додоновской фрустрации.

Судя по обиженным комментариям Додона по поводу итогов примарских выборов, он так ничего и не понял. Главное, что он не понял, заключается в том, что отныне и впредь любой политик, который попытается идти на выборы с клеймом «Кандидат Плахотнюка», обречен на провал. Поэтому все шапкозакидательские утверждения социалистов о том, что их главные победы еще впереди – это детский лепет. С печатью Плахотнюка на лбу впереди их ждут только новые поражения.