(Русский) Еще раз о протестах

Din păcate acest articol este disponibil doar în Русский. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Нас спрашивают, почему «Наша партия» не участвовала в воскресной акции протеста правой оппозиции, и намерена ли она участвовать в подобных акциях в будущем.

Первое. Очевидно, что акции протеста, возобновившиеся после летних отпусков, не являются продолжением протестного движения весны-лета 2017 года, точно так же, как то движение не было продолжением акций протеста конца 2015-начала 2016 годов, и как, в свою очередь, то движение не было продолжением протестов 2014-начала 2015 годов.

В 2014-начале 2015 годов «Наша партия» и Партия социалистов протестовали по отдельности. В начале 2015 года появилась гражданская платформа «Достоинство и правда» (DA) и тоже начала протестовать сама по себе. Осенью 2015 года эти две партии и одно движение разбили палаточные городки в центре Кишинева. В конце 2015 года были учреждены партии DA и PAS. 20 января 2016 года все эти четыре политические организации вместе протестовали у парламента против незаконного утверждения «ночного правительства» Филипа. Перед президентскими выборами пути оппозиционеров разошлись. После выборов Додон насовсем ушел к Плахотнюку, создал с ним тандем, и социалисты теперь протестуют не против режима Плахотнюка, а как бы агитируют сами за себя, то есть за часть этого режима. Весной 2017 года шесть партий, от правых до левых (PAS, DA, ЛДПМ, НП, ПКРМ, КБ) объединились в общем протесте, без всякой идеологии и геополитики, против «микста» Плахотнюка-Додона. Кульминацией этого протеста стала совместная акция 20 июля, в день, когда в парламенте депутаты Плахотнюка и Додона голосовали за новую избирательную систему. Перед каждой из акций протеста против «микста» собирался оргкомитет из представителей гражданского общества и партий, который обсуждал сценарий этих мероприятий. 30 июля, когда на свой отдельный, чисто правый протест под явными геополитическим лозунгами вышли PAS, DA и ЛДПМ, прежняя схема объединенного сопротивления режиму перестала действовать.

В 2014-2017 годах «Наша партия» была организатором и участником 60 только крупных акций протеста, включая почти годовой марафон в палаточном городке. Сегодня мы наблюдаем новую фазу протестов, и прежде, чем в них участвовать, надо разобраться, что происходит.

Второе. «Наша партия» активно участвовала в совместных с правыми партиями антиплахтнюковских (а после предательства Додона и антидодоновских) протестах до тех пор, пока эти акции были действительно общегражданскими, без всякой геополитической окраски, без партийных флагов. Наша логика была простой и понятной: сначала нужно вместе избавить Молдову от этого бандитского режима, а потом, на справедливых, демократических выборах, желательно, под международным контролем, в честной борьбе доказывать избирателям свою правоту, и пусть избиратели определяют исход голосования, а не Плахотнюк решает, с кем поделиться кусочком власти, а кого полностью уничтожить с помощью своей карательной «мясорубки». PAS и DA, выступившие эксклюзивными организаторами протестов 30 июля и 17 сентября, пошли другим путем, явно сделав акцент на геополитике: «мы боремся с режимом Плахотнюка, с биномом Плахотнюк-Додон, но делаем это под флагами ЕС и во имя евроинтеграции». «Наша партия» не может протестовать под флагами ЕС, потому что мы, выступая за самые лучшие отношения с Европой, считаем евроинтеграцию Молдовы еще менее осуществимой утопией, нежели строительство коммунизма в СССР. Мы считаем обманом и демагогические, ничем не подкрепленные, обещания развернуть Молдову в противоположном геополитическом направлении. Мы предлагали, и продолжаем предлагать, ввести мораторий на все геополитические прожекты, остановить свистопляку внешнеполитического флюгера, прекратить истерично шарахаться из стороны в сторону, попытаться постоять на месте и посвятить следующие хотя бы лет 10 спокойному развитию самой Молдовы. К сожалению, людям настолько промыли мозги с этой геополитикой, что нас не хотят слушать, хотя сама жизнь наглядно показывает, что в результате всех этих шараханий Молдова, если куду-то и движется, то только на дно, и чем дальше, тем быстрее.

Третье. В последней акции протеста проевропейская оппозиция выступала под флагами ЕС против проевропейской власти, сидящей в зданиях, на которых вывешены флаги того же самого ЕС. Со стороны это выглядело довольно забавно, как попытка поменять «плохой», мафиозный проевропейский режим Плахотнюка на «чистенький» проевропейский режим Санду. Мы имеем дело с внутривидовой борьбой за доминирование внутри одного и того же геополитического, проевропейского, вида. Если Западу удастся сменить «плохих» проевропейцев на «чистеньких», это пойдет ему в зачет. Если нет, все останется как есть, что тоже вполне устраивает Запад. А может быть, в результате скрещивания «плохих» с «чистенькими» в Молдове будет выведена некая новая политическая порода проевропейцев.

Если взять, к примеру, фина Плахотнюка Канду и лидера PAS Санду, то между ними в идейном плане нет абсолютно никакой разницы. Единственный «грех» Канду перед проевропейцами заключается в том, что он фин Плахотнюка, в остальном между представлениями Канду и Санду о политике (евроинтеграция, НАТО, либерализм, русофобия, унионизм) разницы меньше, чем в написании их фамилий. Они будто идейные близнецы, вылупившиеся из одной геополитической яйцеклетки. Да, «брат» связался с «плохими парнями», а сестра выросла барышней-отличницей. Но такое бывает и в обычной, не только в политической семье. Если Канду представляет местную, так сказать, «суверенную» олигархию, то Санду, как типичный клерк международных финансовых организаций, выражает интересы транснационального олигархата. И неизвесто еще, кто хуже — незамысловатые местные погромщики, или те, кто хладнокровно стремится вставить Молдову, как безликий и бездушный штекер, в наднациональную олигархическую матрицу.

Четвертое. «Наша партия» по своему протестному духу, по искренности, решимости, принципиальности, непримиримости к гангстерам у власти ближе к платформе DA. Именно эти две партии составляли костяк, «мотор» протестного движения второй половины 2015 — первой половины 2017 годов. Это две «органические» партии, твердо стоящие на родной молдавской земле. PAS – витающая в облаках, виртуальная, «синтетическая» партия, этакий искусственный политический «покемон». Но у этого «покемона» хороший тренер. Карта легла так, что Запад назначил Санду своей «любимой женой» в Молдове, и с этим ничего нельзя поделать. Это надо пережить, как стихийное бедствие. Санду публично заявила, что не разделяет взглядов лидеров «Нашей партии». Не разделяет — так не разделяет. Мы не можем бегать за барышней, уговаривая допустить нас к ее протесту. За барышней есть кому ухаживать и без нас.

Пятое. «Наша партия», безусловно, будет и дальше проводить акции протеста против бандитского режима, захватившего Молдову, против координатора этого режима Плахотнюка, и против вступившего с ним в сговор Додона. Мы готовы снова протестовать и вместе с другими политическими силами, но общие протесты не должны носить узкопартийный, геополитический и предвыборный характер. У протестов должен быть общий знаменатель, а на сегодня он только один — антиплахотнюковский.

С одной стороны, люди устали митинговать и маршировать, не видя конкретных результатов своих протестов, и подвергаясь все нарастающему политическому террору со стороны обезумевшего режима Плахотнюка. С другой стороны, протесты — это, наверное, то единственное, чего этот режим еще боится. Все больше людей все чаще говорят: «Мы готовы выйти на протест, но в последний раз, наверняка». «Наша партия» готова участвовать в таком решающем протесте. В любом случае, протесты, в том или ином формате, будут продолжены. Режим Плахотнюка должет быть разрушен.

Дмитрий Чубашенко