(Русский) Есть вещи важнее закона

Din păcate acest articol este disponibil doar în Русский. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

В Молдове полностью разрушено всякое правосознание. Поэтому политикам, разглагольствующим о законности, лучше помолчать. Чья бы корова мычала…

В эти дни, когда старая власть в Молдове еще окончательно не ушла, а новая еще не совсем пришла, сотни политиков, юристов, экспертов говорят о законе. Все апеллируют к Конституции, разным кодексам и нормативным актам, каждый толкует их на свой лад с целью обосновать свою позицию как единственно правильную. Все ссылаются на одни и те же законы, но к выводам приходят прямо противоположным. И все пафосно повторяют «Во главе всего должен стоять закон». В связи с этим я вспомнил один свой текст, опубликованный лет семь назад. Он назывался «Есть вещи важнее закона». Вот что в нем говорилось:

«Во главе всего должен стоять закон» – любят повторять либеральные политики и аналитики. Звучит очень лицемерно и фарисейски в условиях, когда никто, и они сами в том числе, и даже в первую они сами, законы не соблюдают, а если и соблюдают и применяют, то очень и очень избирательно. «Закон что дышло: куда повернул, туда и вышло» – аналоги этой русской поговорки есть во всех языках. Например, в английском это звучит так: «Один закон для богатых, а другой для бедных». «Мешок денег перевесит даже два мешка истины», – говорят датчане. «В чужом деле каждый любит справедливость», – подметили итальянцы.

Знакомый адвокат, который успел поработать и судьей, любит повторять: «Незнание закона не освобождает от ответственности, а знание – освобождает». По одному и тому же делу, утверждает он, можно обеспечить четыре-пять взаимоисключающих решений, и все они будут в рамках действующего законодательства.

К решениям монархов, имевших «мандат» свыше на утверждение законности и справедливости, в том числе на смертную казнь, было гораздо больше доверия, чем к буржуазной науке юриспруденции, которая изобретена не для того, чтобы прояснять вещи, а для того, чтобы их еще больше запутывать.

Есть вещи более важные, чем закон. Это справедливость и даже здравый смысл.

Большая часть зверств в истории человечества совершались легально, но это не означает, что они были справедливыми.

Все войны, включая две мировые, велись легально. Десятки и сотни миллионов людей убивали друг друга по законному приказу своих государств и правительств. Придуманы даже международные конвенции о «законах и обычаях войны». Слышите – законы и обычаи войны? То есть вот таким образом человека убивать можно, это законно, а вот таким уже нельзя, это уже нарушение закона. Убивать врага на поле боя – это дело «обычное». А добивать военнопленных, применять отравляющий газ, разрывные пули или противопехотные мины – это уже «необычно».

В конце 18-начале 19 веков во Франции несколько десятков тысяч голов были отрублены гильотиной на совершенно законных основаниях. Каждому приговоренному перед казнью зачитывался приговор и предлагалась, по закону, рюмка рома.

Все концентрационные лагеря, начиная с первых, учрежденных во время англо-бурской войны конца 19 века, и заканчивая американской тюрьмой в Гуантанамо в начале 21 века, действовали легально.

Холокост был легальным. «Окончательное решение еврейского вопроса» было законной политикой германских властей. Лагеря смерти определенной расчетной мощности создавались по заказу государства. Душегубки производились также по госзаказу. Циклон-Б закачивался в газовые камеры в соответствии с законными регламентами.

ГУЛаг был легальным. Это было официальное подразделение НКВД. Борьба с «врагами народа» была законной политикой советских властей. Всем, кого ссылали в лагеря, объявляли решение суда, с указанием соответствующей статьи в Уголовном кодексе. Никакого самоуправства, все по закону.

Атомные бомбы с веселыми названиями «Тостяк» и «Малыш» были сброшены на Хиросиму и Нагасаки по законному приказу президента США Гарри Трумэна. Это были легальные бомбардировки. Пилоты выполняли законный приказ верховного главнокомандующего.

Иисус Христос был распят в полном соответствии с действующим законодательством Римской империи. Суд первой инстанции в лице синедриона приговорил его к позорной казни на кресте. Апелляционная инстанция в лице римского прокуратора Понтия Пилата, умыв руки, оставила приговор в силе.

Войны, геноцид, казнь Христа – все это делалось по закону. Но надо быть полным безумцем, чтобы утверждать, что это было правильно и справедливо.

Поэтому либеральным политикам и аналитикам лучше бы помолчать, когда у них возникает очередной позыв пафосно порассуждать о верховенстве закона. «Речь идет о равенстве всех перед законом», – могут возразить они. Но и такого равенства нет. Не могут быть равны перед законом олигарх Плахотнюк и какой-нибудь сельский фермер.

Если либеральные политики и аналитики хотят, чтобы им поверили, то им нужно не других призывать к законопослушанию, а самим уважать и исполнять закон. А то получается, что заявлений и решений мешок, а дел на вершок».

Вот такой был текст. С тех пор как бы легальная молдавская власть вылила на подконтрольную ей территорию и проживающее на ней население море беззакония и несправедливости. Учитывая, что к началу 2019 года эта власть окончательно приобрела мафиозный характер, в связи с потоком лицемерных стенаний на тему «во главе всего должен стоять закон» можно еще вспомнить дона Корлеоне: «Один законник с портфелем украдет больше, чем сто головорезов с автоматами».

В Молдове полностью разрушено всякое правосознание. Поэтому политикам, разглагольствующим о законности, лучше помолчать. Чья бы корова мычала…