Отставной козы барабанщик

Наше дело — продолжать, как это ни сложно, и ни опасно, борьбу с захватившей Молдову бандой, за разрушение картеля Плахотнюк-Додон.

За последнюю неделю премьер-министр Молдовы Павел Филип и глава Приднестровья Вадим Красносельский открыли мост через Днестр, соединяющий села Гура Быкулуй и Бычок; Партия социалистов с треском провалила инициированный ею референдум по отзыву с должности генпримара Кишинева Дорина Киртоакэ; пограничная полиция не пустила в Молдову делегацию правительства Москвы, направлявшуюся на бизнес-форум в Бельцы; премьер Филип встретился в Брюсселе с генсеком НАТО и объявил об открытии в декабре в Кишиневе офиса альянса; Апелляционная палата Кишинева незаконно оставила под арестом активиста «Нашей партии» Феликса Гринку; Еврокомиссия анонсировала разблокирование макрофинансовой помощи Молдове; делегация из Кишинева приняла участие в саммите «Восточного партнерства» в Брюсселе, политические представители Кишинева и Тирасполя подписали пакет соглашений, которые блокировались на протяжении многих лет…

А в это время президент Додон шмалил в Кондрице свинью и катался на квадроциклах со своим российским другом, бывшим депутатом Госдумы Олегом Пахолковым, и объяснял в соцсетях и на своих телеканалах, почему у него должно еще что-то получиться в политике.

Пока у Додона хорошо получается только одно — быть послушным младшим участником политического картеля с координатором правящей коалиции Плахотнюком в государстве, захваченном бандой. За год эта банда окончательно превратила Додона в политического евнуха, в отставной козы барабанщика, которому разрешено по-барски гулять в своем поместье и с важным видом надувать, насколько это еще возможно, свои щеки перед телекамерами.

Ключевые процессы в Молдове давно проходят без участия Додона. Ему все труднее убеждать даже своих сторонников в том, что он еще на что-то способен.

С Додоном не хочет встречаться даже Красносельский, который почему-то очень сильно обиделся на молдавского президента. Додон парирует: если Красносельский и стоящий за ним «Шериф» хотят общаться с партнерами в Кишиневе на уровне бизнес-интересов, это их дело, но если они созреют до решения проблем государственного уровня, они всегда могут обратиться к нему, к Додону. Опять же, самовлюбленное надувание щек, хорошая мина при плохой игре. Открытие моста через Днестр, договоренности по признанию дипломов, восстановлению телефонной связи, работе молдавских школ, доступа крестьян к своей земле в Приднестровье — это не уровень «коммерсов»-контрабандистов, это уровень формата «5+2», даже не молдавской, а международной политики. Красносельский с Филипом просто не допустили к ней Додона, еще раз указав ему на его бесполномочное место — у мангала в Кондрице.

История с назначением министра обороны и сотрудничеством с НАТО — другой пример политической немощности Додона. Вся эта история — это уровень даже не Плахотнюка. Это уровень большой геополитики, стратегического, экзистенциального противостояния Запада с Россией. В этом противостоянии, в представлении Запада, Молдове предназначена роль одной из буферных прокладок, «прокси» в антироссийской сети, между чисто натовской Румынией и антироссийской Украиной. С такими вещами не может играться даже сама банда, не говоря уже о ее подопечном из Кондрицы. Додона не просто так сделали «подвинутым» президентом, чтобы назначить «правильного» министра обороны. В декабре в Кишиневе с помпой откроют офис НАТО, в присутствии руководства Молдовы и делегации из штаб-квартиры альянса. И ничего Додон с этим не поделает, хотя он прекрасно знает, что за этим последует — реализация инициативы DCB (Defence and Related Security Capacity Building), одобренной на саммите НАТО в Уэльсе в 2014 году. Эта программа предусматривает разработку, под руководством НАТО, Стратегии национальной безопасности, Стратегии национальной обороны, Военной доктрины с их последующей имплементацией межведомственной комиссией в составе более 20 министерств и ведомств Молдовы. Этот план включает в себя трансформацию и модернизацию вооруженных сил, правоохранительной системы, спецслужб по лекалам и в интересах НАТО, обеспечение кибербезопасности и борьбу (в координации со структурами ЕС) с «русской пропагандой» и «гибридной атакой» России. Пока еще разработка Стратегии нацбезопасности относится к компетенции президента, но у Додона отберут и это право, передав его правительству и парламенту. Вся эта программа будет реализовываться под аккомпанемент заверений о том, что она не направлена против России, что НАТО уважает нейтралитет Молдовы и ее нежелание вступать в альянс. Но какое это имеет значение, если де-факто НАТО вступит в Молдову? Бесполномочному Додон не останется ничего другого, кроме как и дальше мямлить «Нувэжюкацькуфоку!» в перерывах между разделкой на гратаре очередной свиньи и катанием на квадроциклах по заповедному лесу.

Пока декоративно-бесхребетный президент наработанным на тренингах фальшивым театральным жестом стучит кулачком по столу в своих телестудиях, банда продолжает преследовать реальную оппозицию. Хотя закон не позволяет держать людей больше 12 месяцев под предварительным арестом (это правило соблюдается даже в отношении убийц), в тюрьме уже больше года содержится Феликс Гринку. Додон молчит, становясь фактически клятвопреступником, потому что в своей присяге при вступлении в должность он поклялся соблюдать права и свободы человека, но клятву свою нарушает.

Додон, который стал персоной нон-грата в соседних Украине, Румынии и даже в Приднестровье, который не только не способен противостоять банде, но и пошел к ней в услужение, который попирает президентскую присягу и отказывается защищать права человека, который не в силах противостоять антироссийским, русофобским акциям банды и ее планам отдать Молдову под контроль НАТО — этот безвольный Додон еще имеет бесстыдство уверять людей в том, что «все изменится, когда мы возьмем большинство в парламенте», хотя всем давно ясно, что это пустая болтовня, что Додон не собирается брать никакое большинство, что его вполне устраивает роль подельника в банде, партии младшего партнера в картеле с Плахотнюком.

Очень жаль, что лидер ПСРМ превратил российско-молдавские отношения в российско-додоновские отношения. Очень жаль, что Додон убивает пророссийские вектор точно так же, как Филат, Плахотнюк и компания убили проевропейский вектор. Очень жаль, что Додон, под демагогический барабанный бой про «защиту государственности», пассивно наблюдает, как банда, которой он прислуживает, это государство добивает.

Очевидно, что в качестве главных электоральных агентов своей партии на предстоящих выборах в парламент Додон снова будет использовать руководителей России. Он попытается любой ценой организовать в 2018 году визит в Молдову Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Додон договорится с бандой, чтобы самолеты его гостей не разворачивали в воздухе, но для самих гостей будет унизительно осознавать, что их приезд в Молдову к Додону происходит с согласия банды, а сами они выступают в роли участников предвыборной кампании ПСРМ. Впрочем, это не наше дело. Наше дело — продолжать, как это ни сложно, и ни опасно, борьбу с захватившей Молдову бандой, за разрушение картеля Плахотнюк-Додон.