Санду — «человек в футляре» молдавской политики

Забавно наблюдать за дискуссией, развернувшейся между партией PAS Майи Санду и платформой DA Андрея Нэстасе по поводу выдвижения последнего кандидатом в генпримары Кишинева.

После того, как под давлением PAS DA согласилась включить в их общий протокол обязательство не сотрудничать с «Нашей партией», потому что она якобы является «антиевропейской и олигархической» (и то, и другое — ложь), мы, к сожалению, потеряли в лице DA хорошего бывшего партнера по протестам против олигархического и проевропейского режима Плахотнюка. Будучи партией промолдавской и антиолигархической, не-антиевропейской, не-антироссийской, не-антиамериканской, и не-антикитайской, «Наша партия» позиционирует себя, как левоцентристская сила. Разборки между крайне правой PAS и правой DA, в общем-то, нас не касаются. Но посочувствовать DA, которая оказалась под каблуком у PAS, а сейчас пытается отчаянно оттуда выбраться, вернуть свою идентичность, все-таки стоит.

Если активистов из платформы DA можно назвать натуралами, людьми органичными, нормальными, то Санду — персона синтетическая, полностью оторванная от молдавской почвы. Но при этом она очень и очень зазвездилась на том основании, что из всех кишиневских политиков она сегодня стоит выше всех в западной иерархии. Санду легко открывает двери в таких кабинетах, куда Плахотнюка никогда не допустят ни за какие деньги. Почувствовав себя наместником Запада в Молдове, Санду повела себя очень странно и неадекватно.

Санду исповедует элитистский принцип «меритократии» («власти достойных»), несовместимый с принципом «демократии» («власти народа»). Сначала отобрать спецкомиссией «заслуженных» кандидатов в депутаты, чтобы потом позволить проголосовать за них и плебсу, очевидно, неспособному самостоятельно оценить «заслуги» кандидатов, если они не прошли эту спецкомиссию. Чувствуется школа международных финансовых организаций, которые высокомерно несут народам мира «правильные реформы», не спрашивая мнения самих людей, не понимающих своего счастья. Было бы полбеды, если бы Санду собиралась пропустить через эту спецкомиссию только членов PAS, но она намерена прогнать через нее и потенциальных кандидатов в депутаты со стороны партнеров по коалиции. Легко можно представить себе картину, когда какой-нибудь сельский комбатант из DA, получавший дубинкой по голове во время антиплахотнюковских протестов, не пройдет кастинг у Санду, потому что не знает иностранных языков, не умеет делать презентации в Power Point, не знает, как ловить покемонов и майнить криптовалюту.

Когда Санду говорят «Нэстасе безусловно поддержал вас на президентстких выборах, и сейчас с вашей стороны было бы по-человечески порядочно, честно, морально, по совести поддержать его на выборах генпримара Кишинева», — Санду такой логики не понимает. Видимо, ее версия «сверхдолжных заслуг» с понятиями порядочности и совести несовместима. Она разослала двум тысячам своих сторонников по электронной почте анкету, в которой они должны указать, кого они предпочитают видеть кандидатом в генпримары — Санду или Нэстасе. Ясно, что они укажут председателя своей партии. Если бы осенью 2016 года Нэстасе проводил такой же опрос среди членов своей партии, они бы тоже сказали, что он не должен снимать свою кандидатуру в пользу Санду. Наверное, этому принципу — «Что мое — то мое, что твое — то наше» — Санду тоже научили в Вашингтоне.

Если Филат любил порассуждать о «принципах и ценностях», то Санду, бывший министр в правительстве Филата, придумала новый нарратив — «токсичные личности», и постоянно повторяет, что с такими личностями нельзя иметь дело. То, что для кого-то и она может быть «токсичным киборгом с другой планеты», ей даже в голову не приходит.

У Чехова есть рассказ «Человек в футляре», герой которого, учитель древнегреческого языка Беликов, даже летом ходил в пальто и жил с закрытыми окнами, боясь, как бы чего не вышло. Санду — это «политик в футляре», которая боится иметь дело с «токсичными личностями». Ей надо носить резиновый костюм химзащиты с противогазом, если она так боится вдыхать «токсичные испарения» молдавской политики, да и вообще иметь дело с молдавской реальностью.

P.S. У Санду очевидно тоталитарный склад ума, который в сочетании с исповедуемым ею оголтелым либерализмом просто опасен для Молдовы.

P.P.S. Убедительная просьба (особенно в канун 8 марта) не считать данный пост сексистским. Санду сама вступила в политику, и это критика ее как политика, а не как женщины. Когда Трамп называл Клинтон «мошенницей» («Crooked Hillary»), он оценивал ее как политика, а не как женщину. Когда Санду занялась политикой, она признала по умолчанию, что может подвергаться и критике, как политик. Она даже должна подвергаться критике на равных с мужчинами. Потому что, если бы кто-то сказал, что политика Санду нельзя критиковать, потому что она женщина — вот это как раз и был бы сексизм.