Унионизм — последнее прибежище коррупционеров

Дука пытается прикрыться щитом унионизма от уголовных дел и обвинений в развале Академии наук

За 10 дней до «Столетия Великого Объединения Бессарабии с Румынией» унионистская вакханалия набирает максимальные обороты. В эту истерию свой посильный вклад вносит и руководство Академии наук Молдовы. Точнее, того, что когда-то называлось Академией, а сегодня представляет из себя полуразрушенные останки этого некогда уважаемого государственного учреждения.

Сильнее всех бьет себя в грудь глава АНМ Георге Дука, стремясь доказать, что он самый что ни на есть истинный румынский патриот-унионист. На протяжении последних лет Дука организовал и участвовал в многочисленных конференциях, семинарах, круглых столах как на правом, так и на левом берегу Прута, посвященных «унире» и призванных подвести под банальный рейдерский захват одного государства другим «научную базу». Свой пламенный унионизм Дука демонстративно заявлял в Румынской Академии наук, в румынских университетах, где он всеми правдами и неправдами пытается получить разные ученые степени, но и в Кишиневе, где он еще 15 лет назад вместе с лидером Партии коммунистов Владимиром Ворониным возлагал цветы к памятнику Ленина, а потом вдруг «прозрел» и стал проповедовать «унионистскую истину».

Именно Воронин сделал Дуку главой АНМ, после того, как под эгидой третьего президента был разработан и принят Кодекс о науке и инновациях. Пока Воронин оставался у власти, Дука не был замечен в публичном румынофильстве. Когда Воронин ушел, АНМ начали сотрясать коррупционные скандалы, в которых оказались замешаны и сам Дука, и его супруга, ректор Университета АНМ Мария Дука. Дошло и до возбуждения уголовных дел, в которых фигурировала эта семья. И тут очень кстати оказалась унионистская палочка-выручалочка. Достаточно поддержать идею особо отмороженных коллег-академиков о демонтаже стоящего рядом с центральным зданием АНМ памятника советским воинам-освободителям и о строительстве на его месте памятника румынскому языку, как ты уже не коррупционер, а национальный румынский герой.

Унионистам не нужно ничего молдавского — ни парламент, ни правительство, ни Конституционный суд, ни история, ни язык, — потому что это все «неправильное» и «антинаучное», и потому что у них все это, но «настоящее», есть в «первом румынском государстве». По такой логике, Молдове не нужна и Академия наук — очень важный символ государственности. Поэтому Академию наук Молдовы убили, а ее «труп» расчленили на части. Правительство забрало себе самые лакомые куски в виде ценной недвижимости (здания, сотни гектаров земли) и финансовых потоков (передача академических институтов в подчинение министерства культуры, которому в рамках «реформы управления» поручили курировать и науку). Все остальное бросили на произвол судьбы. Руководство АНМ во главе с Дукой равнодушно наблюдало за уничтожением возглавляемого ими учреждения, не осмеливаясь перечить властям в лице правящей Демократической партии. Никто не встал на защиту АНМ, в том числе, и во многом, и потому, что ее руководство полностью себя скомпрометировало. Защищать АНМ означало защищать и Дуку, а это ниже достоинства любого порядочного человека.

У Дуки теперь одна забота — спасти свою шкуру. Заранее зная, что закон изменят таким образом, чтобы президент АНМ больше не был членом правительством по должности, Дука объявляет о своем уходе из правительства. Понимал, что все равно выгонят, так решил изобразить все так, будто уходит добровольно.

Не пропуская ни одного унионистского мероприятия, Дука почему-то «забывает» провести, как это предусматривает устав АНМ, очередное заседание ее Ассамблеи. Он понимает, что придется отвечать на неприятные вопросы своих коллег-академиков о том, как он довел Академию до ручки, и всячески затягивает собрание Ассамблеи.

Дука, очевидно, рассчитывает, что переобувание в воздухе с превращением в пламенного униониста отведет от него критику, связанную с развалом АНМ. А полная лояльность ДПМ и ее председателю Плахотнюку («Я ведь отдал вам все, что вы хотели») поможет спустить на тормозах и коррупционные уголовные дела. Видимо, Дука убежден в том, что в сегодняшней Молдове унионист, да еще плахотнюковский, не может считаться коррупционером, и против него не могут открываться уголовные дела. И для такой убежденности у Дуки есть все основания.

«Патриотизм — последнее прибежище негодяя» — этот афоризм приписывают английскому ученому 18 века Сэмюэлу Джонсону. Смысл этой фразы не в том, что патриотизм сам по себе плох, а в том, что слишком многие люди прикрывают разговорами о патриотизме свои личные, шкурные, криминальные интересы. Глядя на таких, как Дука, можно адаптировать эту фразу к современной Молдове: «Унионизм — последнее прибежище коррупционеров».