Выборы в Кишиневе и Бельцах — это референдум «анти-Плахотнюк»

Сохранение Кишинева и Бельц «зонами, свободными от режима Плахотнюка» — отнюдь не гарантия того, что в Молдове сразу станет лучше. Но сегодня речь идет не о том, чтобы стало лучше, а о том, чтобы не стало еще хуже. И если можно приостановить окончательно наступление катастрофы, почему не попробовать это сделать?

Центральная избирательная комиссия создала окружные советы по проведению назначенных на 20 мая досрочных выборов генерального примара Кишинева и примара Бельц. Маховик выборов запущен, и как бы захвативший Молдову режим Плахотнюка ни хотел их избежать, теперь это уже вряд ли получится.

Теневой мастер оккультных политических махинаций, координатор, не способный самостоятельно, без суфлера, произнести и пятиминутную публичную речь, точно также не в состоянии выигрывать в открытой, честной политической борьбе на демократичных, справедливых выборах.

В таких больших городах, как Кишинев и Бельцы, где проживает каждый четвертый избиратель Молдовы, все репрессивные, коррупционные, манипулятивные приемы действующей власти не так эффективны, как в других регионах, где у демократов все «схвачено», и все под контролем. Это дает большие шансы на то, что Кишинев и Бельцы будут оставаться «зонами, свободными от режима Плахотнюка» — «Plahotniuc regime free zones». Вернее, Бельцы останутся такой зоной, а Кишинев вернет себе такой свободолюбивый статус, потому что сегодня столичная власть захвачена олигархом точно так же, как и власть центральная.

Демократическая партия очень не хотела досрочных выборов в Кишиневе и Бельцах, потому что у нее нет кандидатов, которых она могла бы выставить на этих выборах. Само по себе это указывает на ущербность ДПМ. Строить из себя такую «крутую» политическую силу, и не иметь кого выставить на выборах примара в двух крупнейших городах — явный признак политической дефективности.

План ДПМ состоял в другом — осуществив рейдерский захват столичной администрации, повторить эту же схему и в Бельцах. Это чистой воды криминал и мошенничество, не имеющие ничего общего с демократией и выборами. Но отставки Ренато Усатого и Дорина Киртоакэ поломали этот план.

Власть до последнего (на это указывало странное поведение циковских марионеток) рассчитывала спустить вопрос с новыми выборами в Кишиневе и Бельцах на тормозах, будь то из-за «недостатка средств в бюджете» или из-за того, что были «упущены» сроки организации выборов, но окрик западных «партнеров по развитию», видимо, прозвучал так громко и убедительно, что от незаконных планов вообще не проводить эти выборы пришлось отказаться.

Раз уж не удалось пустить эти выборы под откос, приходится на ходу перестраиваться на «План Б». Этот резервный план заключается в том, чтобы продвигать интересы Плахотнюка через политических «прокси» — промежуточные «прокладки», которые могли бы управляться джойстиком из офиса ДПМ.

На сегодняшний день у Плахотнюка есть два кандидата, на которых он делает ставку в Кишиневе — это самозваная лже-и.о.-примара Сильвия Раду и кандидат от Партии социалистов Ион Чебан.

Раду, если кто забыл, в 2016 году баллотировалась в президенты Молдовы и получила в Кишиневе 1327 (0,38%) голосов. Рассчитывать на то, чтобы вывести такого кандидата во второй тур — это даже не научная фантастика, и не благие пожелания, это просто делирий, галлюцинация. Понимая это, Плахотнюк заявил о готовности поддержать «единого проевропейского кандидата», на что получил от правых проевропейских партий солидарное и отнюдь не вежливое «Да пошел ты, бандит недобитый, со своим отравленным яблоком!». Плахотнюк, действуя по принципу «хоть плюй мне в глаза, а это Божья роса», не растерялся и предупредил: «Не хотите моей поддержки? Тогда не пеняйте, если в Кишиневе победит представитель левых антиевропейских сил». То есть кандидат ПСРМ.

Именно Чебан — главная ставка Плахотнюка на выборах генпримара Кишинева. Так же, как на президентских выборах Плахотнюк формально поддержал Майю Санду, а фактически бросил все силы госаппарата и ДПМ на продвижение в президентское кресло Додона, он рассчитывает поступить и в Кишиневе: на словах поддерживать «проевропейцев», а на деле толкать в кресло столичного градоначальника кандидата ПСРМ.

Чебан — еще один кандидат без шансов. Не только потому, что кишиневцы не захотят менять коррумпированного либерального племянника с дядей на «социалистического» сына с мамой, но, главное, потому, что выборы в столице всегда носили, и будут носить, политический и геополитический характер, а кандидату левых партий ни разу не удавалось победить на таких выборах. Если выграть выборы генпримара Кишинева не смогли даже Додон с Гречаной, то почему это должно получиться у Чебана, которому еще очень далеко до своих старших товарищей? Совсем не очевидно, что Чебана поддержат свои же социалисты, включая его непосредственного начальника президента. Сами подумайте: зачем Додону сильный конкурент в лице победившего на выборах генпримара Чебана? Предавший один раз — предаст и второй, и третий. Додону ли этого не знать. Сам такой.

Понимая, что у него нет никаких шансов выиграть во втором туре у кандидата правых сил, Чебан запустил свой предвыборный патефон с совершенно глупой пластинки: «Давайте не будем говорить о политике и геополитике, давайте будем говорить о конкретных проблемах кишиневцев». Очень наивная, слабая и неосуществимая стратегия.

Додон выиграл выборы президента благодаря двум факторам — оголтелой, на грани провокации, геополитической истерии и негласной поддержке Плахотнюка. Сегодня президент-лидер социалистов пытается «отгрести» и от первого, и от второго, но у него ничего не получится. Попытки Додона, а вместе с ним и таких, как Чебан, отмыться от геополитики, напоминают поведение людоеда, который, расчленив и съев жертву, вытирается и говорит: «Ну все, прекращаем заниматься каннибализмом, становимся веганами». Точно так же им не удастся отмыться и от своих связей с координатором правящей коалиции. Президент Молдовы — младший партнер в тандеме Плахотнюк-Додон, а Чебана Плахотнюк видит в роли своего послушного ставленника в кишиневской мэрии.

Демагогия о том, что примар Кишинева должен быть не политиком, а хозяйственником-технократом, который занимается канализацией и тротуарной плиткой — это просто глупость. Мэр столицы в любой стране — это политик национального уровня. На этот счет можно привести много примеров. Мэры Берлина (Вилли Брандт, Рихард фон Вайцзекер), Парижа (Жак Ширак), Варшавы (Лех Качинский), Бухареста (Траян Бэсеску) становились президентами своих стран. Мэр Лондона Борис Джонсон возглавил МИД Великобритании, и ему прочат кресло премьера. Мэры Москвы (Юрий Лужков, Сергей Собянин) — политики федерального уровня. Мэр Нью-Йорка (больше, чем столица) Рудольф Джулиани запомнился не укладкой тротуарной плитки, а тем, что боролся с мафией и организовывал спасательные работы после теракта 11 сентября. В конце концов, самый известный кишиневский примар, Карл Шмидт, тоже был политиком, а председатели кишиневского горисполкома советских времен продвигались на руководящие посты в ЦК, Верховном Совете и Совмине. Поэтому говорить о том, что генпримар Кишинева должен быть просто хозяйственником — это полная чушь.

Столица любого государства — это огромное, сложное сообщество граждан, а работа избранных властей с гражданами, да еще со сложными — это всегда политика. Когда в продовольственном магазине в центре Кишиневе взрывом боевой гранаты убивают людей, примар не может сказать: «Извините, все вопросы к полиции, я не политик, мое дело — заменить поврежденный осколками гранаты канализационный люк».

Борьба с преступностью, искоренение коррупции, прозрачность, доступность, удобство муниципальной власти, решение социальных проблем, умение договариваться и с горожанами, и с центральной властью — все это политика. Но такая политика не нужна правящему клану, поэтому они и запустили эту испорченную пластинку про примара-технократа, который занимался бы водопроводом и не мешал серьезным махинациям, которые обделываются в Кишиневе с недвижимостью и финансовыми потоками. Два свежих примера таких махинаций: строительство нового квартала на месте снесенного завода «Счетмаш» и планируемое возведение спортивного комплекса на землях коммуны Ставчены. Последний проект «продается» публике под соусом грандиозной инновации-инвестиции, но на самом деле речь идет о мутной схеме фактической кражи у государства под видом «государственно-частного партнерства» 70 гектаров кишиневской земли, рыночная стоимость которой превышает 50 миллионов евро. Один миллиард леев. Это, конечно, не миллиард долларов, украденный из банков, но тоже немало. Понятно, что тем, кто прокручивает такие мафиозные аферы, нужен послушный генпримар, который не совал бы нос в такие дела. Пил чай, и не дергался. На чай ему дадут.

Итак, главное, что нужно знать кишиневцам о выборах примара столицы: Раду и Чебан — это кандидаты Плахотнюка, кому нравится жизнь в Молдове при режиме Плахотнюка, могут за них голосовать, кому такая жизнь не нравится, могут голосовать за кого-то другого, или вообще ни за кого не голосовать.

Теперь о Бельцах. Ушедший в отставку примар Ренато Усатый объявил, что «Наша партия» выдвинет на пост главы «северной столицы» очень хорошего кандидата, и что он, Усатый, готов уйти из молдавской политики, если бельчане этого кандидата не подержат.

Цель «Нашей партии», ее лидера понятна — сохранить Бельцы «зоной, свободной от режима Плахотнюка» и продолжать те добрые дела, а их немало, которые удалось начать в городе, несмотря на весь тот политический террор, который центральная власть и ее представители в Бельцах развернули против оппозиционного руководства муниципия.

В Бельцах, как и в Кишиневе, ДПМ некого выдвигать кандидатом на досрочных выборах примара. Плахотнюк, говорят, крут, но, видимо, не настолько, чтобы найти в рядах 50 тысяч членов своей партии одного члена, способного баллотироваться на пост примара Бельц. Поэтому и в Бельцах, как и в столице, Плахотнюк будет действовать через своих «прокси».

Ядро ячейки ДПМ в Бельцах составляют бывшие коммунисты. Их куратором от центра выступает вице-председатель парламента, вице-председатель ДПМ Владимир Витюк — бывший «смотрящий» по Бельцам от Партии коммунистов. В Бельцах ДПМ также поддержит кандидата от ПСРМ. Называются две фамилии — руководитель муниципальной организации социалистов, местный советник Александр Усатый и депутат парламента Александр Нестеровский. Оба — тоже бывшие коммунисты, избиравшиеся в Бельцкий муниципальный совет от ПКРМ в те времена, когда местной организацией партии руководил Витюк. Нестеровский — не смейтесь — даже успел поруководить бельцким комсомолом. Додон может думать, что это его люди, но на самом деле, это люди Витюка, а значит, Плахотнюка. И кандидат на пост примара Бельц от ПСРМ будет кандидатом от Плахотнюка. Местные демократы, контролирующие в Бельцах офис госканцелярии, децентрализованные службы и госпредприятия, бросят весь этот административный ресурс в поддержку формального кандидата от ПСРМ, попытавшись таким незаконным способом, при поддержке репрессивной машины силовых структур и геббельсовской пропаганды известного медиа-холдинга, сломать через колено бельчан.

Плахотнюк не прекращает «гибридную войну» против двух крупнейших городов Молдовы — Кишинева и Бельц. В этой агрессии все не то, чем кажется. На словах демократы могут говорить одно, но в действительности инструментом ДПМ на выборах 20 мая выступают формальные кандидаты от ПСРМ. Цель — создать копию тандема Плахотнюк-Додон на кишиневском и бельцком уровне — оправдывает любые средства.

Если смотреть в корень, выборы в Кишиневе и Бельцах есть не что иное, как референдум о доверии/недоверии Плахотнюку в этих двух городах. Каждый их житель старше 18 лет 20 мая может сказать «Нет!» режиму Плахотнюка. Циники и скептики (а может, просто хитрецы) опять возразят, что в условиях «захваченного государства» любая борьба с ним — бессмысленный фейк. «Моя хата с краю…» — тоже позиция. Неучастие в выборах — тоже форма участия в них. Но можно и сопротивляться — при любых обстоятельствах. Выразить недоверие Плахотнюку на выборах в Кишиневе и Бельцах — тоже форма сопротивления бандитскому режиму, захватившему страну.

Активная позиция кишиневцев и бельчан, грамотная избирательная кампания, наблюдение за организацией выборов, контроль за подсчетом голосов могут обнулить любые домашние заготовки Плахотнюка-Додона. Не так страшен черт, как его малюют.

Сохранение Кишинева и Бельц «зонами, свободными от режима Плахотнюка» — отнюдь не гарантия того, что в Молдове сразу станет лучше. Но сегодня речь идет не о том, чтобы стало лучше, а о том, чтобы не стало еще хуже. И если можно приостановить окончательно наступление катастрофы, почему не попробовать это сделать?